Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Накамура Сикан IV (Кариганэ Бунсити)

Гигант мысли и особа, приближенная к сёгуну


Оказывается, театральная история про монаха Тэннити имела место в реальности. Дело было в 1729 году. Объявился в те времена в Эдо некий монах по имени Тэннити. Он представлялся внебрачным сыном (ни много, ни мало!) восьмого сёгуна Ёсимунэ, одалживал под различными предлогами деньги у недовольных реформами, затеянными его мнимым отцом, после чего исчезал из поля зрения кредиторов.

Collapse )

Оноуэ Кикугоро IV (Призрак Сакуры)

Развлекать - удел низших


Началось все очень давно, и про это даже написано в "Нихон Сёки" - книге, в которой речь идет о делах настолько давних, что для них даже придуманы такие прилагательные, как "доисторические", "полулегендарные" и т.д.
Collapse )
Накамура Утаэмон IV (ронин Хакудзо)

№ 436-ФЗ вам, а не святого Наруками!


Это - святой Наруками и госпожа Таэма из пьесы Кабуки "Святой Наруками и Светлый государь Фудо". На данном фото святой делает первый шаг в сторону утраты собственной святости - он занимается лечебно-терапевтическим исследованием женского тела, потрогать которое ему прежде не доводилось.
Collapse )
Накамура Утаэмон IV (ронин Хакудзо)

Мелкий ремонт для классики (3)

Вступление
Часть первая. Бэнкэй

Часть вторая. Тогаси-но Саэмон


Кукольное отображение грозного визави Бэнкэя на заставе в Атаке досталось мне полностью укомплектованным. В отличие от монаха, Саэмон за время своих скитаний по полкам и кладовкам не потерял ни одного из положенных ему предметов. Данное обстоятельство изрядно упростило количество необходимых ему операций. Здесь уже не понадобилось ничего изготавливать – всего лишь немного подклеить и почистить. Здесь уже на первые роли выходит принцип «не навреди», чем я, собственно и занялся.
Collapse )
Накамура Утаэмон IV (ронин Хакудзо)

Сели черти на варенье, получилОСЯ крещенье!



Гм, ну не варенье, а на гравюру. При чем сами по себе листы такие, что их меньше всего можно заподозрить в разных демонических делах. Вот, например, можно ли "Внезапный порыв ветра" Хокусая заподозрить в причастности к разным демоническим штукам, адским мучениям и прочим ужасам? А ландшафты Хиросигэ?


Накамура Утаэмон IV (ронин Хакудзо)

В продолжение темы о божественных непотребствах


Не успели еще затихнуть мои реплики по поводу свитка, на котором Семь богов счастья весьма специфическим образом развлекаются, как в поле моего зрения попал рисунок на шелке с теми же самыми персонажами, но занятыми еще более интимными делами. А ведь, казалось бы, куда уж откровеннее, нежели на том свитке? Однако телесная откровенность не только людского, но даже божественного в японском мировосприятии оказывается явлением практически не имеющим предела в том месте творчества, которое носители воззрений, сформированных под влиянием концепции о первородном грехе, ограничивают понятиями "бесстыдство и святотатство".

Collapse )
Накамура Утаэмон IV (ронин Хакудзо)

Свиток с божественными непотребствами

Давеча, слоняясь по разным онлайн-аукционам, наткнулся на весьма занятный свиток с Семью богами счастья.

Collapse )

P.S.: Если свиток долежит у продавца до начала июня, то я точно его куплю. 
Накамура Утаэмон IV (ронин Хакудзо)

Убадзакура

Триста лет назад, в деревне Асамимура, что в уезде Онсэнгори в провинции Иё, жил добрый человек по имени Токубэй. Этот Токубэй был самым богатым человеком в округе и деревенским старостой-мураоса. Он был удачлив почти во всех своих начинаниях, но, дожив до сорока лет, он так и не познал радости отцовства. По этой причине он и его жена, печалящиеся от того, что у них нет детей, неустанно молились божеству Фудо Мё-о, которому был посвящен знаменитый храм Сайходзи в Асамимура.
В конечном итоге их молитвы были услышаны и жена Токубэя родила дочь. Девочка была очень красивой и ее нарекли Цую - Утренняя дымка. Материнского молока не хватало и для младенца была нанята кормилица по имени О-Содэ.

О-Цую становилась все прекраснее, но когда ей исполнилось пятнадцать, она заболела и врачи сказали, что она непременно умрет. Кормилица О-Содэ, полюбившая девочку искренней материнской любовью, ходила в храм Сайходзи и горячо молила Фудо-сама, чтобы он спас девочку. В течение двадцати четырех дней она молилась в храме и, в конце концов, О-Цую неожиданно для всех полностью выздоровела.
По этому поводу в доме Токубэя царила большая радость, и он по столь счастливому поводу устроил для всех своих друзей праздник. Однако в ночь празднования кормилице О-Содэ внезапно стало плохо и на следующим утром, приставленный к ней врач объявил, что женщина умирает.
Когда все семейство, в большом горе, собралось возле ее ложа, чтобы попрощаться, она сказала:
- Пришло время рассказать вам нечто такое, что вам неизвестно. Мои молитвы были услышаны. Я попросила, чтобы Фудо-сама разрешил умереть мне, вместо О-Цую, и эта великая честь была мне оказана. Поэтому вам не следует печалиться о моей смерти... Но у меня есть к вам одна просьба. Я пообещала Фудо-сама, что в саду храма Сайходзи, в знак признательности и благодарности, будет посажена сакура. Теперь я не смогу сама посадить дерево и поэтому прошу вас оказать мне эту услугу... Что ж, прощайте, друзья мои, и помните, что я рада умереть во имя О-Цую.

После погребения О-Содэ в саду храма Сайходзи родители О-Цую посадили самый прекрасный из всех, что могли найти, саженец сакуры. Деревце прижилось и выросло. На шестнадцатый день второго месяца следующего года - в годовщину смерти О-Содэ - оно зацвело. На протяжении последующих двухсот пятидесяти четырех лет, каждый раз в шестнадцатый день второго месяца, оно зацветало розовыми и белыми цветами, похожими на женские соски, источающие молоко. И тогда люди прозвали это дерево Убадзакура - Сакура кормилицы.