Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Каварадзки Гондзюро I (Укиё Матахэй)

Четыре беды, пять благ - ну всё прямо как у нас :)

xun yue
Это как бы Сюнь Юэ (148 - 209 г. н.э.) – придворный историк и ученый-конфуцианец времен правления последнего позднеханьского императора Сянь, а ниже пересказанный Сыма Гуаном его трактат.
Collapse )
Ганко Футасудзи

Вэлком, так сказать, бэк

«Юань Шао написал Цао Цао, и его письмо было полно горделивого самолюбования. Цао Цао сказал Сюнь Юю и Го Цзя: «Я вознамерился покарать всех подлых негодяев, но у меня недостаточно сил. Как мне поступить?» Они отвечали ему: «Вы прекрасно знаете, что Лю (основатель династии Ранняя Хань, император Гао) не мог сравниться по силе с Сян (Юем). Лишь в мудрости Основатель Хань превосходил Сян Юя, и, хотя Сян Юй был силен, его силе пришел конец.
Существует десять качеств, в которых Юань Шао слаб и в которых вы его превосходите, а по сему Юань Шу может быть силен, но он никогда не добьется успеха.
Collapse )
Итимура Удзаэмон XIII (Бэнтэн Кодзо)

"Естественное испарение сакральности"

Именно "поколение" является в японской традиционной культуре основным квантом времени, причем поколение представляется не столько разъединяющим, сколько объединяющим элементом. В отличие, скажем, от греческой мифологии, где между различными поколениями божеств возникают постоянные конфликты (проблема "отцов и детей" в современном западном обществе), в японской мифологии понятие "поколение" символизирует прежде всего преемственность. (цэ) А. Мещеряков, М. Грачев "История древней Японии"

В этом смысле с древнейших времен в Стране Ва поменял много всего в деталях и частностях, но мало что изменилось в целом. Собственно, это один из тех моментов, который объясняет, за каким рожном ваш покорный слуга, при номинальном интересе к японской театральной гравюре второй половины XIX века, ползает на манер мухи по разным временам и периодам дальневосточной истории и культуры, начиная от времен доисторических и заканчивая нашим временем. При всем разнообразии и первоначальном отсутствии сходства во всем этом есть единые общием черты, которые позволяют достичь лучшего понимания и чувства каждого отдельного различия. Иными словами, если задуматься, то получается, что от старинной тяхакоби нингё: до новомодного андроида ASIMO всего-навсего один-единственный шаг, растянувшийся на полтора века, в течение которых наследники славы эдосских ремесленников осваивали технологии, позволившие построить робота, о котором всегда мечтали их предки. В свою очередь, каракури-нингё также выросли не на ровном месте, потому что их предками будут ханива. Разница между древними ханива и новомодным ASIMO только в том, что задачей первых было служение человеку в загробных мирах, в то время как ASIMO неплохо справляется с этим делом в нашем мире и без каких-либо проявлений сакральности. И, пожалуй, что сокращение сакральной составляющей будет, наравне с научно-техническим прогрессом, фактором, делающим каждый новый цикл японского самоповтора непохожим на предыдущий.
Collapse )
Ганко Футасудзи

Осимэн теперь в жанре айдору-арагото :)

В связи с чемоданными событиями, связанными с переменой места проживания, более важного события, о котором стоило бы написать, не нашлось - уж извините. Короче говоря, на серьезные посты времени нет, за то на глупости разные - сколько угодно :)
Collapse )
Ганко Футасудзи

Сначала - сиять, потом - растушевать, потом снова дать засиять


Любимое развлечение современной японской индустрии шоу-бизнеса - делать идолов из всего, что попадает в сферу его влияния. Особенно, если попадающее в эту сферу пребывает в возрасте до 25 лет. Вот в 2014 году, помнится, я в связи с этой особенностью современного японского выразил обеспокоенность будущим полюбившейся мне молодой исполнительницы. Ну и чуда, естественно, не произошло - продюсеры сделали-таки из нее идола.
Collapse )
Цумикабуро:

О том, что есть правильная форма

Книжный Цао Цао (т.е. не исторический, а тот, которого нарисовал Ло Гуаньчжун в "Троецарствии") говорит, что скорее предаст мир, чем позволит миру предать его. Этих четырнадцати знаков китайской грамоты, образовавших собой формулу эгоцентризма, Ло Гуаньчжуну оказалось достаточно для того, чтобы сделать Цао Цао главным негодяем. Возможно, в этом смысле это важнейшее место, потому как, ежели из "Троецарствия" изъять эти слова, то получается, что в целом Цао Цао не делает ничего такого, чего в книге не делал бы главный положительный герой - Лю Бэй.
Collapse )
Каварадзаки Гондзюро I (Ёсабуро)

Кабуки, XX век (часть третья)

Первая часть - здесь, вторая - здесь.
Давайте вернемся к фотографии, с которой начался наш экскурс в историю жизни шестого Утаэмона. Я тогда обмолвился о том, что Ф.Б. и Утаэмон на этой фотографии держатся за руки, и это очень важный жест. Обмолвился и мне незамедлительно пришлось писать про дансёку, потому что ассоциации с этим явлением в контексте Кабуки неизбежны.
Collapse )
Каварадзки Гондзюро I (Укиё Матахэй)

Это страшное слово "дансёку"


Накамура Утаэмон VI в образе куртизанки Яцухаси из пьесы "Кагоцурубэ". Художник О:та Масамицу (1892 - 1975 г.г.), работа из серии 1954 года "Гэндай бутай гэйка" ("Главные образы современной сцены").

Иногда так бывает, что люди присылают тебе картинку и просят рассказать, что там за гейша-куртизанка изображена, а ты смотришь и говоришь им: "Это не гейша, это актер Кабуки". А они такие: "Как?! Это не красавица, а мужик?!" и обижаются на тебя, словно бы ты им в душу наплевал :))) Оннагата - это тот самый японский случай, из-за которого в наших палестинах в подобных случаях одни люди обижаются на других. Другие при этом, в общем-то, своей виной обязаны только элементарному навыку опознания старых японских театральных картинок, но на то и сказано в книгах мудрецов из третьих палестин "кто умножает познания, умножает скорбь". На то она и существует в этом мире универсальная мудрость, чтобы в разных выражениях и обстоятельствах быть актуальной для всех палестин одновременно.
Collapse )
Накамура Утаэмон IV (ронин Хакудзо)

Мисима неожиданный

25 ноября 1970 года, т.е. 45 лет назад, великий японский писатель Мисима Юкио последний раз в своей жизни сыграл романтическую роль идеального самурая XX века. Возможно, если бы не это обстоятельство, то в моем сознании Мисима-личность занимал бы то место, которое там отведено для талантливых эстетов-теоретиков. Однако обстоятельства его смерти вполне закономерно заставляют помещать его туда, где у меня квартируют более любезные моему сердцу эстеты-практики, но при этом Мисима в число горячо мной любимых эстетствующих практиков не входит. Объективно я признаю и дистанцированно уважаю творчество этого несомненно великого писателя, но вряд ли когда-либо мои субъективные предпочтения сделают возможной любовь к нему.
Collapse )
Каварадзки Гондзюро I (Укиё Матахэй)

Сценическое олицетворение реальности


Сейчас его чаще всего применяют в качестве обозначения бейсбольного кэтчера, но в добейсбольные времена в Японии вообще, и в Кабуки в частности, словом 捕手 - торитэ обозначались рядовые сотрудники квартальных и районных управ, в чьи функции входило патрулирование улиц и надзор за общественным порядком. Простой народ эту публику в целом дистанцированно уважал, но, в отличие от, скажем, пожарных, предпочитал обходиться без проявления трепетной любви к ним.
Collapse )